La rivincita del rublo

èItalia 108 – Russia

Più ottimistiche, rispetto al previsto, le previsioni per il prossimo futuro

Editoriale di Rosario Alessandrello, Presidente della Camera di Commercio Italo-Russa

Il Ministro dello Sviluppo Economico russo, Alexey Ulyukaev, nel suo intervento alla GosDuma ha definito troppo pessimistiche le previsioni espresse alla fine del 2014 e all’inizio del 2015 rese note anche dal suo dicastero. Partendo dai livelli di un anno fa (esatto), vediamo in effetti che il rublo ha perso rispetto al dollaro circa il 29%; ma l’euro, dal canto suo, nello stesso periodo si è indebolito del 23% rispetto al dollaro; quindi il rublo ha perso l’8% rispetto all’euro. Da ciò la stabilizzazione del rublo (almeno per l’UE e l’Italia, perché la Russia compra dall’UE in euro e vende le materie prime in $ USA), la tendenza al calo dell’inflazione e la diminuzione della produzione industriale quest’anno “solo” dell’1-1,5% su base annua.
In sostanza l’effetto positivo dell’indebolimento della “divisa nazionale” sullo sviluppo dei settori economici durerà fino al 2017-2018; cioè la Russia avrà 2-3 anni per mettere in funzione il meccanismo reale di sostegno alle esportazioni. Oggi il Consiglio dei Ministri prevede un aumento dell’economia del 2,3% nel 2016, del 4% nel 2017 e del 5% nel 2018. Per ottenere questi ritmi di crescita bisognerà aumentare gli investimenti nel PIL dal 18% al 22%.
Secondo il noto economista Alexey Ponomarenko, dai dati statistici ufficiali non si deduce un calo dell’attività economica in Russia. Infatti, si sostiene che le banche non possono e non devono essere l’unico canale per portare investimenti nell’economia nazionale, perché l’attuale crisi lascia buone possibilità per ampliare l’altro canale, quello degli investimenti diretti, cioè i fondi di investimento diretti che hanno concentrato le risorse a lungo termine, delle quali necessita l’economia nazionale russa. D’altra parte, per evitare un lungo ristagno economico, la VEB ha proposto di accelerare la ripresa degli investimenti statali, di aumentare le emissioni dei prestiti e semplificare la concessione dei crediti agli imprenditori che investono.
Rosstat ha reso noto la stima definitiva della dinamica del PIL suddivisa per diversi trimestri dello scorso anno. Risulta che, negli ultimi tre mesi del 2014, il PIL è aumentato del 3% su base annua e che l’integrazione della Crimea potrebbe contribuire ad aumentare l’economia russa dello 0,5%. Nonostante la rivalutazione dei risultati dei quarto trimestre del 2014, la contrazione del PIL nel primo trimestre del 2015 è stato inevitabile ed è abbastanza rilevante per arrivare a meno 2,5-3% a fine anno; gli analisti rivelano inoltre che l’ascesa del rublo degli ultimi mesi è stata accompagnata dalla diminuzione del deflusso di capitali (fino a 36,4 mld. $ USA nel primo trimestre 2015 contro i 77,4 mld. $ USA nell’ultimo trimestre del 2014).
Desidero far notare che chi un anno fa avesse aperto un deposito in euro rinnovabile ogni tre mesi, non avrebbe incassato d’interesse quasi nulla; in rubli (al cambio del $ del momento), invece, un deposito a tre mesi ha reso complessivamente il 13%.
Il “piccolo business russo” (circa 5 mln di piccole imprese, e 18/20 mln di persone impiegate, principalmente imprenditori individuali) produce attualmente non più del 21% del PIL (nei Paesi sviluppati il 50% e oltre) e investe solo il 6% del totale degli investimenti nell’economia nazionale. Da ciò deriva la complementarietà con il mercato italiano dominato dalla piccola impresa.
Il bilancio federale 2015, dopo la seconda lettura alla GosDuma, si basa sui seguenti indici: inflazione annua pari al 12%, prezzo medio annuo del petrolio ($ 50 al barile) e il cambio medio del rublo pari a 61,5 rub/$ (oggi 51-52 rub/$). Sette anni fa, nel 2008, Elvira Nebiullina, Ministro dell’Economia dell’epoca e oggi governatore della BCR, aveva constatato l’esaurimento dell’attuale modello di sviluppo dell’economia nazionale russa. L’amara constatazione è purtroppo viva anche adesso, perché nel periodo passato centinaia di mld di dollari provenienti dall’industria petrolifera e del gas piovevano all’erario ma le autorità federali e regionali non sono riuscite né a diversificare né a modernizzare l’economia russa.
In Europa si sta formando una coalizione di Paesi – Turchia, Grecia, Serbia, Macedonia, Ungheria e forse Austria – che pensano di partecipare al progetto Gazprom “Stream Turco”.
Nel primo trimestre del 2015 le Autorità Tributarie Federali hanno aumentato del 20% la riscossione dell’IVA.
Nell’analizzare l’esecuzione del Bilancio Federale nel primo trimestre 2015 si evidenzia, a rispetto delle uscite (pari al 25% del gettito fiscale), che il picco dell’inflazione  di consumo di fine marzo è sceso al 9% annuo e il passivo è al 4,9% del PIL.
Evgeny Primakov, ex Primo Ministro con Eltsin, ha sottolineato che le sanzioni imposte a Mosca sono risultate efficaci solo grazie ai difetti dell’economia russa, aggravati dagli errori strutturali creatisi negli anni ‘90, cioè l’alta dipendenza ai mercati esteri, il mancato assestamento della maggior parte dei territori del Paese, comprese molte regioni della parte europea; la debolezza del sistema bancario che richiede sempre ingente sostegno da parte del Tesoro federale ed infine la mancanza di professionalità di molti dirigenti.


 

Реванш рубля

Статья Президента Итало-Российской Торговой Палаты

Mинистр экономического развития РФ Алексей Улюкаев во время своего выступления в ГосДуме охарактеризовал прогнозы, озвученные в конце 2014 года и распространенные в 2015 году ведомством в его подчинении, как слишком пессимистичные.
Начиная анализ с прошлогодних показателей, действительно видно, что рубль по отношению к доллару упал где-то на 29%; но евро, в свою очередь, ослаб на 23% относительно доллара; другими словами, рубль упал на 8% по сравнению с евро. Все этого повлекло за собой стабилизацию рубля (во всяком случае для ЕС и Италии, потому что Россия покупает у ЕС в евро и продает сырье в $ США) тенденцию к сокращению инфляции, а также спад промышленного производства в этом году «только» на 1-1,5%  годичной ставки. В сущности, положительный эффект ослабления национальной денежной единицы на развитие экономических отраслей продолжится  до 2017-2018; то есть у России будет еще 2-3 года, чтобы запустить реальный механизм поддержки экспорта. На сегодняшний день Правительство РФ предусматривает рост экономики на 2,3% в 2016, на 4% в 2017 и на 5% в 2018. Чтобы получить подобные ритмы, будет необходимо увеличить капиталовложения в ВВП с 18% до 22%.
Согласно известному экономисту Алексею Пономаренко, официальные статистические данные не показывают  регресс экономики России. На самом деле, утверждается, что банки не могут и не должны быть единственным источником вкладов в национальную экономику, ведь нынешний кризис дает возможность расширить другой – прямые инвестиционные фонды, накопившие долгосрочные средства, которые так нужны российской экономике. С другой стороны, чтобы избежать долгого экономического застоя, Внешэкономбанк предложил ускорить возобновление государственных инвестиций, увеличить выделение ссуд и упростить предоставление кредитов предпринимателям-инвесторам.
Росстат опубликовал оценочный расчет динамики ВВП прошлого года.  Получается, что за последние 3 месяца 2014 года ВВП увеличился на 3% в годовом выражении, и что включение в состав РФ Крыма способствует подъему российской экономики на 0,5%. Несмотря на пересмотр результатов за четвертый триместр 2014, снижение ВВП в первом триместре 2015 было неизбежно, и это позволит достичь уровня менее 2,5-3% в конце года. Кроме того, эксперты говорят о том, что падение рубля в последние месяцы сопровождалось уменьшением оттока капиталов (36,4 млрд. $ США в первом триместре 2015 против 77,4 млрд $ США  в последнем триместре 2014).
Хотелось бы также отметить, что те, кто открыл год назад обновляемый раз в три месяца вклад в евро, не заработал почти ничего на процентах; если же счет был бы в рублях (с тогдашним курсом обмена доллара США) процентный доход за три месяца достиг 13%.
На долю в ВВП малого бизнеса (около 5 млн компаний с 18-20 млн персонала, в своем большинстве индивидуальные предприниматели) приходится  не более 21% (в развитых странах начиная с 50%), а его доля  российскую экономику составляет только 6% от всех инвестиций, благодаря чему наш и итальянский (имеющий явное преобладание малого бизнеса) рынки прекрасно взаимодополняются.
Федеральный бюджет 2015, после второго чтения в ГосДуме, основывается на следующих показателях: годовая инфляция равна 12%, средняя годовая цена нефти ($ 50 за баррель) и средний курс обмена рубля, равный 61,5 руб/$ (сегодня 51-52 руб/$). Семь лет назад, в 2008 году, Эльвира Небиуллина, бывший министр экономики а ныне управляющая ЦБР, констатировала факт, что современная модель экономического развития России исчерпала себя. К сожалению, это горькое утверждение актуально и сегодня, так как в прошлом миллионы долларов, пополнившие казну после продажи нефти и газа, в конце концов не смогли быть рационально использованы федеральными и региональными властями для диверсификации и модернизации российской экономики.
В Европе создается союз государств (Турция, Греция, Сербия, Македония, Венгрия и возможно Австрия), которые обдумывают свое участие в проекте Газпрома “Турецкий поток”.
В первом триместре 2015 Федеральная налоговая служба  увеличила НДС на 20%.
Анализируя выполнение плана Федерального бюджета в первом триместре 2015 года, следует отметить соблюдение объема расходов (25% от годовых поступлений). Помимо этого, пик потребительской инфляции уже прошел: в конце марта она снизилась на 9% годовых. Что касается дефицита Федерального бюджета, то он составляет 4,9% ВВП.
Евгений Примаков, премьер в эпоху Ельцина, подчеркнул, что санкции, введенные против Москвы, оказались относительно эффективными лишь из-за многочисленных дефектов российской экономики, осложненных структурными ошибками 90-х годов (зависимость от зарубежных рынков; отсутствие упорядочения регионов страны, включая и области в европейской части России; слабость банковской системы, зависимой от государственной казны; непрофессиональность многих руководителей).